Катя Кропачева
Катя Кропачева
Горим ярче, готовьте деньги
01.04.2008

Нет времени на вступления, Катя Кропачева, сделав паузу в бешеном ритме своей жизни, заехала ко мне в студию рассказать аудитории ADVERTOLOGY.RU о работе продакшн-агентства "ЯРЧЕ". Мимоходом, бегом, в темпе... Мне не угнаться.
Ольга Фомина

Фотосъемка организационно часто бывает очень простой. К примеру, требуется стул определенного цвета. Сегодня ситуация сложилась такая, что даже если этот стул будет стоять в студии у фотографа, все равно будет привлечено для решения этой «грандиозной» задачи продакшн-агентство и к этому процессу присоединится целых тридцать человек, с соответствующим бюджетом и прочее. - Зачастую, казалось бы, простые съемки, элементарные, требующие, как ты говоришь, всего лишь стула - выливаются в череду каких-то недопониманий. Потому что вначале может требоваться один стул, - потом скажут, нужно пять кресел. Потом окажется не просто кресло, а кресло с фикусом. Потом: нужен не фикус, а роза. Собственно, продакшн - это в некотором смысле некий гарант, который все это сделает вовремя, достанет все хоть из под земли. Когда, например, мне говорят, что нужно кресло, я предлагаю сразу пять на выбор. И имею в виду то, что, возможно, нужно будет привезти два. Потому что зачастую клиент желает иметь различные варианты. Давайте снимем, а потом посмотрим. Вот именно поэтому привлекается продакшн. Если работать напрямую с фотографом или с фотостудией, бюджет может быть меньше, разумеется...

А во сколько раз меньше? ?- Мне сложно сказать, потому что я не знаю бюджет фотографов, если они это делают сами. Я знаю только их гонорары на самом деле.

Да, ладно прикидываться овечкой. Ты, Катенька, как никто другой работаешь с фотографами очень плотно, так же как и с любыми другими участниками. Ты стоишь в середине процесса, являясь по сути его координатором. Участие продакшена в фотосъемке - я считаю, просто новая традиция в отношении клиента к бюджету. Это можно сравнить с периодом, когда фотограф снимал на пленку, а потом прешел на цифру. Была одна ступень в технической эволюции фотографии. А сейчас она другая. Десятилетия в руках у фотографа был фотоаппарат с пленкой и процесс получения изображения для рекламы от этого не очень страдал. Даже, если говорить о техническом качестве, то оно тогда было в среднем выше. До 2000-го года были какие-то редкие фотосъемки, в которых участвовал продакшн - это было очень прикольно, и фотограф в этом случае очень гордился, что у него так все круто. Как фильм! Как кино! И мне это тоже было прикольно, и такие съемки «с размахом» - они приводились мной в пример, я «растопыривала все пальцы». А сейчас так проходит каждая съемка, даже никакой организации не требующие. Вот модель, а выбор модели, кастинг, агентство проводит бесплатно; на ней ее собственная юбчонка или лучше ее нет - это тоже денег и усилий ничьих не требует; и визажист, которых у каждого фотографа завались. К чему здесь прилагать свои усилия продакшену? ?- Если клиент, например, или продюсер, или кто-то из агентства готов сам сидеть, брифовать, например, того же художника по костюмам, того же реквизитора, сам это все отсматривать, все это облекать в удобоваримую форму и показывать клиенту, утверждать, выслушивать от клиента замечания по поводу цвета ручки на этой чашке, искать точно такую же, но с другой ручкой. И все это нужно сделать, буквально, за два-три дня, все это вовремя привезти в студию или на локейшн. Если вы готовы сами со всеми вовремя расплатиться, пожалуйста, делайте сами. Но, с другой стороны, получается, что ни агентство, ни клиент не стремятся это делать самостоятельно. Соответственно, возникает необходимость участия в этом процессе продакшена. Наш продакшн «Ярче!» - это очень четкая и отлаженная структура, как на заводе. Вот здесь планка, здесь втулка - и это все безупречно работает. Разумеется, это получается дороже, потому что привлекается больше людей.

Раньше часто очень большая часть организационной работы выполнялась фотографами, вообще, на энтузиазме - все кидались что-то искать, какими-то общими усилиями реализовывались сложные и интересные проекты. А сейчас... У фотографов гонорары практически те же, а общие бюджеты на фотосъемку возросли в десяток раз. Сейчас минимальный бюджет двадцатка-тридцатка?? - Далеко не каждый. Выкачивание денег я считаю неправильным. Если мы говорим о стоимости съемки, не включая оплату моделей, которая сейчас действительно стала очень большой, то я всегда стараюсь не выходить за рамки разумного, потому что в любом случае нужно быть конкурентоспособной. А потом есть очевидные вещи с их очевидной сложившейся стоимостью, которая никак не зависит ни от меня и ни от кого другого. С другой стороны, у клиентов и агентств очень сильно возросли требования. В моей практике всегда требуются опции, которые требуют дополнительной подготовки и дополнительного времени на съемки. Даже если снимается какая-нибудь банка под обтравку, но ее еще не существует в природе, тогда ее требуется изготовить и т.д.. Это требует денег и времени. Еще хочу сказать, многие клиенты могут работать только с компаниями и юридическими лицами. Не у всех фотографов есть свои зарегистрированные компании или ИП, поэтому клиентам удобнее работать с продакшен-компаниями. Как ты говорила, с того времени, когда фотосессии проводили напрямую с фотографами, и это достаточно недорого стоило, у многих клиентов сохранилось еще мнение, что фото - это дешево. То есть, что бы ты ни делала, какая бы задача ни ставилась на фотосессии, это все равно не может быть дорого. Я считаю, что это абсолютно неправильно. Но эту традицию и это отношение создали именно вы - сами фотографы.

Ну, да... Ничего возразить не могу. Часто то, что касается банок и упаковки - обычно в самих агентствах сейчас есть цифровые камеры, какие-то даже вспышечки, предметный столик, и, эти проблемы они, вообще, часто решают сами. ?- Знаешь, кто это делает?

Я знаю, что даже в больших агентствах иногда поступают именно так. Кто-то делает это ради экономии, кто-то ради удовольствия и каких-то амбиций, что «мы - тоже фотографы», и на все руки мастера.? - Наверное, это есть, и может быть, это даже правильно. Но просто по тем проектам, которые приходят ко мне, это не всегда так. Продуктовые съемки, предметные съемки - это модно, концептуально, красиво.
Не знаю, можно ли говорить - модно это или не модно? Предметы и продукты снимали всегда, в этом всегда была необходимость. Как я вижу, доля такой рекламы не возросла, а осталась на прежнем уровне.?- На самом деле, из-за закона о рекламе, который запрещает использование людей, животных, еще чего-то в рекламе пива, пивные рекламодатели и агентства, которые с ними работают, демонстрируют реально интересные идеи для пивных брендов. Тут можно уже покреативить с предметами, то есть, люди пытаются найти какой-то новый нестандартный подход.

Да, но когда рамки настолько сужены, где тут можно покреативить? Есть действительно очень удачные варианты. Но даже в широком диапазоне никто ничего не может придумать, кроме улыбающегося лица и слогана «это лучшее». А когда эти рамки сужаются и определяют меньший выбор идей, которые, в основном, оказываются через очень скорое время использованными, то, в итоге, получается такое «высасывание из пальца». Но, это вопрос не к продакшену.? - Естественно.

«Ярче!» - большой продакшн, возможно, самый крупный? ?- Не самый маленький.

Продакшн-группу может организовать один человек, нужна только бухгалтерия, все остальные люди могут быть наняты.? - Наверное, могут быть. Но надо найти людей, которые были бы на своих местах.

Маленькие продакшны появляются, множатся. Вроде бы «Ярче!» давно стал «монстром», но у вас и у маленьких продакшенов, появившихся два-три месяца назад, клиенты практически одни и те же, те же самые сетевые агентства, те же самые мировые производители. Не знаю, чем они берут. Все определяют контакты? ?- Ну да. Новые продакшены обычно открывают ведущие продюсеры, покинувшие какой-то крупный продакшн. Соответственно, у людей есть опыт. Но зачастую бывает, что приходят люди совершенно «не в теме». Новые продакшны сильно демпингуют, с точки зрения стоимости проекта, что, в общем, играет злую шутку и с ними и с другими продакшенами. Они демпингуют, чтобы выиграть тендер, снимают, грубо говоря, за пять копеек, и получают продукт сомнительного качества. Крупный продакшн, понимая, чем он рискует и чего ему это будет стоить, имея большой опыт работы с этим агентством, клиентом, понимая их ожидания, и чем это может так или иначе закончиться: хорошо или плохо, видит картину в целом. Крупный продакшн никогда не будет работать себе в ноль. Потому что в любом случае на съемке вылезет вопрос: «А можно вот еще вот это? А давайте снимем вот эту вот опцию». И продакшн, который не опустился до логического предела снижения бюджета, найдет, скорее всего, ресурс, чтобы это сделать, то есть, как-то решит ситуацию. В то время как молодой продакшн, снизив бюджет совсем до минимума, либо начнет работать себе в убыток, либо это будет скандал на площадке, незапланированные переработки, будет нервный срыв у режиссера. Зачем это надо?

Наверное, они снижают не для того, чтобы получить клиента только в данный момент. Они думают, что, обратившись в этот раз, клиент будет к ним обращаться постоянно, и завяжется этот желаемый деловой контакт. Но позиционируясь однажды в этой цене, есть опасность на ней и застрять. Это общая проблема, потому что перед фотографами тоже встает вопрос ценообразования. И некоторые, снижая цену, создают у клиентов ожидание в будущем той же самой цены.? -
Да, одно за другим цепляется. Любой бизнес должен приносить свою прибыль.

А продакшн может себе позволить отказаться от какой-то работы, если не нравится клиент или еще что-то? Есть же иногда какие-то «но» во взаимоотношениях между, например, продакшеном и рекламодателем? ?- В моей практике был единственный случай, когда мы не согласились участвовать в тендере, потому что присланная раскадровка была несколько странной. Это, в принципе, была какая-то социалка, и, в общем-то, идея была правильная, призывающая к определенным ограничениям в поведении людей, но примеры, которые необходимо было визуализировать и снимать, были сделаны очень жестко: трупы, кровь и все такое. Мы отказались.

На Западе прием шока в рекламе используется часто. Можно вспомнить старую рекламную компанию для «Бенеттона». Например, они использовали изображение разложившейся лошади, репортажные снимки военных действий или еще чего-то. Я боюсь сейчас напутать. Такой шок, эпатаж... У нас это используется редко, потому что, действительно этого боятся. Недавно была выставка братьев Чепмэнов, являющихся яркими представителями этого направления в искусстве. Опять же, сейчас засилье улыбающихся лиц. Бывает добротная, достойная реклама, но ее так много, и она настолько однообразна, что на телевидении, что в наружной рекламе - едешь на машине, и практически не обращаешь на нее внимание. То есть, это перестает быть рекламой, и деньги рекламодателей, по сути, бывают выброшены на ветер.? - Да, бывает. В этих съемках должен был участвовать ребенок, который по сценарию должен был быть помещен в абсолютно жуткую для ребенка атмосферу: вымазан кровью, кругом должны быть трупы. Реклама эта должна была призывать: «пристегивайтесь», «не пейте за рулем». Мы решительно отказались.

Ну, это бизнес, это ваше право. Когда речь заходит о таких этических нормах, трудно что-то сказать. Если это принесло бы пользу...? - Возможно и так. Почему-то на тот момент решили, что не стоит.

Что ты заканчивала? ?- Я окончила Университет Российской Академии образования.

А специальность? - Английский лингвист, переводчик, учительница. Я даже работала учительницей. В Университете.

Да, забавно. Но в детстве же не мечтают работать в продакшене, мечтают быть космонавтом, ветеринаром или еще кем-то. Каким образом получилось, что ты оказалась в «Ярче!»? ?- Случайно. Я сразу после института, что называется, искала себя и, наверное, уже понимала, что буду работать в рекламе, потому что это у меня была такая идея фикс.

Я знаю, есть люди, которые увлекаются фотографией. Они бросают высокооплачиваемую работу и становятся фотографами. То же самое, есть люди, которые видят в области рекламы какое-то очарование. Изнутри я этого очарования совершенно не вижу: ни в фотографии, ни в рекламе. ?- Я всегда подозревала, что многие видят рекламу с ореолом некой богемности. Это совершенная неправда. Это самая обыкновенная работа, когда иногда работаешь по 20 часов, по 24 часа, иногда по 48, иногда забываешь, сколько ты работал. У меня никогда не было никаких иллюзий. Я никогда не хотела порхать, я всегда пыталась окунуться в то, что я делаю. После того, как я поработала в разных компаниях на разных должностях, а они все, так или иначе, были связаны с рекламой, я поняла, что мне не нравится в рекламе, как таковой, ровным образом ничего. Как-то летом я сидела на Патриарших прудах со своими друзьями. Навстречу шел очень хороший знакомый Кирилл Осипов, который на тот момент работал в «Ярче!». Я ему сказала, что сейчас без работы, он пообещал поговорить со своим генеральным продюсером. Через несколько дней я работала в «Ярче!». Вот как-то так, случайно.

Как называется твоя должность в «Ярче»? ?- Продюсер.

Ты молодая девушка, ты полна жизненной энергии, не знаю, откуда она у тебя берется. Тебя будет правильным назвать человеком новой формации. Когда я наблюдаю за тобой во время работы, я чувствую себя сломанной стиральной машиной, которой еще можно какое-то время пользоваться как обычным тазом... Когда ты садишься и раскладываешь перед собой компьютер, сразу подключаешься к интернету, вся такая в коммуникациях, вся в бесконечных звонках, на тебя смотришь со стороны - ну, минимум, президент Америки! Людей на площадке много, но большая часть лениво слоняется по углам и вызывает раздражение. Смотря на тебя, я понимаю, что у тебя есть цель, и у меня есть цель, ты вот такими шагами к ней бежишь, а я сделаю шаг - остановлюсь, а здесь я заснула, а в этом месте я заблудилась и мне пришлось вернуться...?- Значит, ты можешь себе это позволить.

...а ты уже бежишь к другой цели, а я еще достигаю эту, и мне становится от этого очень грустно. Я очень стараюсь, но я - старая стиральная машина. Меня пора на свалку! ?-
А мне кажется, в этом нет ничего плохого, когда ты можешь себе это позволить, и идти медленно, и периодически спать или смотреть по сторонам, если ты вот такими шагами приходишь к цели, ведь все-таки приходишь.

Очень многие могут себе позволить, и позволяют, вообще, бездельничать и ничего не делать. Вообще, эта черта характерна для русского человека - плевать в потолок, и рассуждать, что вот если бы - вот тогда я...? -
Я как-то несерьезно отношусь к этим людям. Чем их больше, тем больше у меня будет работы.

Я рассуждаю так же. Какие-то у тебя мотивации так работать, в таком режиме? Являются ли мотивацией для тебя деньги?? - И деньги, естественно, в том числе, потому что сколько я поработаю, столько и заработаю. Дело в том, что если я что-то начинаю делать, то я пытаюсь это сделать хорошо. Я не говорю, что я всегда делаю хорошо, может быть, когда-то я могла бы это сделать и лучше. Для того, чтобы это сделать хорошо, я должна успеть все сделать вовремя, как минимум. И соответственно, получается, что я постоянно с телефоном, постоянно на компьютере... Деньги - это самый большой мотиватор, который может быть у человека, по крайней мере, с буржуазными амбициями, то есть - «хочу это, хочу туда, хочу вот такой телефон», то есть, это очень большой двигатель, это ведь не всегда плохо. А с другой стороны, не знаю. Я не хочу сказать, что я хочу быть лучшей, я хочу быть хорошей. В смысле, хорошим продюсером.

Я думаю, что от темперамента тоже много зависит. Деньги хотят все, но не все, в итоге, так работают. Как удается вашему агентству сохранить успех, поддерживать его, не скатиться, когда появляется столько новых продакшенов? Можно провести аналогию с фотографами. Если раньше было какое-то ограниченное количество фотографов, а хороших фотографов было и вовсе несколько фамилий, то сейчас фотографов «миллион». И конкуренция становится очень ощутимой. Так же и здесь, появляются продакшны с такими же возможностями, а вас все равно можно назвать лидерами. ?- Не расслабляться.

Я думаю, что многие не расслабляются, успех - это такая вещь, которая имеет еще какие-то причины.? - Чтобы была работа, не надо расслабляться. Даже если это какой-то простой проект, в котором не надо дворец строить, все равно к нему надо относиться очень серьезно. Споткнуться можно и на ровном месте.

У вас бывали провалы - беретесь за проект, уже съемка, все оплачено, и что-то недосмотрели, недоделали, кого-то не пригласили, и съемка сорвана, и какой-то крупный проект, с большим бюджетом разлетелся?? -
У нас переносили съемки, за сутки, но просто мы снимали в таком месте, где любое разрешение может призваться и отозваться. Съемка должна была происходить в аэропорту. И то, мы не срывали съемки, их просто переносили, сняли потом в другой день. Но, в принципе, может быть такое. Например, снимаешь в ночь, с утра груда переработки, не успеваешь, а часть техники должна уже уйти на другую съемку, тут, действительно, надо решать проблему, договариваться с другими продюсерами, пытаться найти альтернативу, менять план съемки, начинать с чего-то другого...

Ты - тот человек, который должна их организовать. Мне бы потребовался для этого пулемет. Я не говорю, что рабочий люд - это значит «плохо», но все равно, это определенное мышление и подходы, и устойчивая традиция борьбы за свои права. Как ты с ними борешься? Ты ругаешься матом на съемочной площадке? ?- Бывает. Я вообще матом ругаюсь. Я на нем иногда разговариваю, я очень люблю материться. Во-первых, есть осветительские команды, и, в принципе, все прекрасно знают специфику каждой - кто более лоялен, с кем проще договориться, кто действительно, - «все, выдираю штепсель из розетки». А, с другой стороны, у нас все регламентировано. У них свой профсоюз, у нас есть ассоциация НППР, где все четко записано - когда кто приезжает на площадку, с какого момента у кого начинаются какие переработки, есть там обед, нет обеда.

Самый лучший способ не иметь таких конфликтов на площадке - ...? - Договариваться на берегу.

А если говорить не об осветителях, а о фотографах, среди которых бывают вменяемые люди, а бывают люди «в большой позе». И здесь поза не рабочего человека, а поза художника, когда начинаются визгливые капризы, и прочее. ?- Только лаской.

А ты понимаешь, что этот человек дурак?..? - Да, пусть. Я не позволю ему трепать нервы мне, группе, еще кому-то. Я его на себе замкну, и буду как-то пытаться это решить.

То есть, на площадке ты и продюсер, и матерящийся прораб, и «Президент Америки», и дежурный психиатр.? - Но ведь такие бывают и режиссеры, и операторы, и художники, и фотографы. Любой человек, который творческий, мне кажется, предполагает какие-то странности. Видимо, если человек в детстве себе придумал, что творческий человек должен быть таким, он таким обязательно и станет. Он подсознательно хочет таким быть.

Но бывает когда такая поза фотографа проявляется в действиях. Он снимает, и заявляет: "У меня есть свой авторский взгляд", и выдает всего один кадр, который он сам отобрал. Естественно, для агентства это вряд ли может показаться приемлемым.? - Нет, нет. Не имеет право. Даже по законодательству не имеет.

Но фотограф разве часто заключает договор до съемки?? - А дело не в этом. Если он хочет получить деньги за этот кадр, за день, он, в том числе, должен предоставить полностью весь материал, потому что он работает под заказ. Это не его авторская съемка. Он может у себя в портфолио поместить именно этот кадр, может сделать все, что угодно.

Если бы ты неожиданно стала владельцем вашей компании, ты бы уволила кого-то из сотрудников? Внесла бы какие-то изменения в политику? Чтобы ты сделала? ?- Сразу - нет.

Выждала бы неделю. ?- Я бы не стала ждать неделю. Во-первых, мне, наверное, повезло, я действительно согласна с политикой компании, в которой я работаю.

И это очень верный ответ! Дайте вашу зачетку. ?- Самое главное, чтобы каждый хорошо выполнял свою работу.

То есть, у вас все хорошо выполняют работу и увольнять никого не надо. Тебя можно ставить президентом и ничего не бояться?? - Меня президентом? Нет. Не надо, спасибо. Я уже 6 лет в компании, мне кажется, я могу судить о политике компании и о том, кто в ней работает и как. У нас лишние люди не задерживаются долго, они сами уходят. Они либо не выдерживают темпа, либо не выдерживают внутренних отношений. А те, кто выдерживает, и кто готов с этим жить, они остаются надолго. У нас, в принципе, "Свято место пусто не бывает". У нас если есть какая-то вакансия, то там может кто-то поменяться пару раз, а потом остается человек очень-очень надолго.

Каким образом осуществляется выбор фотографа? Фотографов много: и хороших, и молодых, и в больших агентствах вроде бы есть арт-байеры, которые должны этот вопрос решать и какие-то свои пожелания высказывать. Но фотографа предлагает, по сути, продакшн.? - У меня это бывает двумя способами. Мне от агентства сразу приходит список, каких фотографов я должна включить в тендер, и посчитать с ними варианты смет. Либо меня просят: предложи сама четырех фотографов. Тогда уже отбираю я. Как я это делаю? Я знаю, например, что людей хорошо снимают вот эти фотографы. Кто доступен в наши сроки, тех предложу. Предметы - позвоню тем, кто снимает предметы и кто тоже доступен - тех предложу.

А кто сейчас снимает предметы? Я не слежу за рынком. ?- Мартьяхин, Бендиков, Саша Мановцева.

Не считаешь, что когда снимают девушки-фотографы, к ним какое-то у всех легковесное отношение, чем к мужчинам, которые умеют убедительно себя преподнести? При этом девушки могут снимать очевидно лучше и интересней.? -
У кого как. У некоторых - да. Есть девочки, которые любому мужику могут показать, как надо работать, и как не надо работать.

А если бы твой муж был фотографом, ты бы его пропихивала в свои проекты? ?- Нет, я бы старалась с ним не работать.

Ух ты какая! А если бы ты имела конфликты из-за этого дома? Человек сидит дома, он, может быть, даже очень хороший фотограф, но к нему никто не обращается. А у тебя есть возможность его пристроить. Справедливая предъява со стороны мужа.? -
Я бы его отдала в руки какого-нибудь хорошего агента.

Молодой девушке, которая его у тебя и увела бы. ?-
Значит, будет другой муж, не фотограф. Мне очень не нравится, когда смешиваются работа и дом. Я бы так не смогла. Я не могу пропихивать своих, правда - не могу.

Я раньше на съемки пропихивала своих подружек, к примеру. И если это удавалось, я радовалась. Мне кажется, если человека любишь, его интересы должны быть и твоими, они должны быть выше интересов профессиональных. ?-
Не знаю, я бы его, действительно, отдала в хорошие продюсерские руки, агентские, потому что фото - только часть нашей деятельности.

Ты работаешь, ты независима. Эмансипация - тебе близко это понятие? - Я работаю, я независима, я готова голову расшибить ради своей работы, но я считаю, что главным должен быть мужик. Я абсолютно не феминистка.

А что тогда в твоей жизни значит мужчина? Ты говоришь, главный - мужчина. Кто он: свет в оконце, инструмент для получения удовольствия?.. ?- По чуть-чуть всего. Если хочешь быть замужем за красивым, богатым и умным, выходи замуж три раза.

А ты могла бы жить с бедным мужчиной, у которого нет денег, но которого ты любишь?? -
Если это бедный, но самодостаточный, без кучи комплексов по этому поводу, если бы я влюбилась в него без задних ног, как кошка, наверное, смогла бы.

Ты видишь еще какие-то виды деятельности, которые тебя могли бы увлечь если не сегодня, то завтра?? - Нет, наверное. Еще до поступления в институт, я очень хотела быть гримером, даже не гримером, а визажистом, заниматься лицами, волосами. Но просто на момент, когда ты поступаешь в институт, 75 процентов выбора лежит все-таки на родителях. Моих родителей «кондратий» хватил бы, если бы я пришла и сказала: «Мама, я буду гримером». Ей было нужно все равно какое, неважно зачем, но высшее образование.
 

То есть, ты сейчас занимаешься любимым делом и за те деньги, которые тебя устраивают.? - Если меня перестанет что-то устраивать, то я попытаюсь что-то изменить.

Нет планов со временем организовать свою продакшн-группу и разрастись так, чтобы раздавить всех?? - Честно - не было. Видимо, я недостаточно амбициозна, что ли. Возможно, это женское: пока мне хорошо, удобно там, где я есть, и все устраивает, я не буду, сломя голову, ломиться к заоблачным далям.  Если в какой-то момент я пойму, что я не в состоянии растолкать себя с утра на работу, просто подняться с кровати, даже с учетом того, что мне за это платят деньги, тогда я задумаюсь, чем бы мне заняться еще. Пока как бы мне с утра плохо не было, я себя всегда все равно расталкиваю и иду. Вот пока так. Наверное, мне еще не слишком все притупилось, наверное, если не интересно остро, по крайней мере, не опротивело. А когда с утра даже просыпаться не хочется, и ты даже не можешь себя пересилить, и начинаются вечные опоздания, заболел, личные дела, сегодня не приеду, тогда нужно уходить и начинать делать что-то другое.

Ты современная деловая девушка. Твоя работа значит для тебя очень много. Когда-нибудь встанет вопрос о рождении ребенка, а это всегда перерыв в трудовой деятельности. Как ты считаешь, не закончится ли твоя трудовая деятельность с рождением ребенка? Можно ходить на работу до последних месяцев. После рождения ребенка, можно оставлять его с нянечкой и продолжать борьбу за карьеру, но можно обо всем забыть и заниматься воспитанием детей, но при этом в профессиональном плане остаться у разбитого корыта. ?- Мой вариант - нянечка.

Не обливалось бы сердце кровью - как там малышка?.. Кстати говоря, до рождения ребенка, многие строят одни планы, но сознание меняется, и после рождения малыша бывает «деловую» мамочку от него не оторвать.? -
Если бы у меня сохранилось мое настоящее сознание, не перевернулось полностью, то я была точно вариантом с нянькой, а еще желательно с двумя. Вторую мне.

Гори ярче, Катенька. Не угасай. И пусть твой муж ни в коем случае не будет фотографом.


Ольга Фомина
Advertology.Ru
01.04.2008