Андрей Маристов.
Художником рождаются или становятся? Качество образования рекламного фотографа
26.02.2008

На сковородке замороженный биточек, в сумочке цифровая мыльница. Фотография всегда привлекала своей простотой, нажимаешь кнопку, вот она фотка, вот весь нехитрый процесс. Эта техническая простота и доступность приходит и в профессиональную фотографию.
                                                                                                                                                                                                         Ольга Фомина



Но в то же время фотография остается  системой, состоящей из инструментов и технологий, предполагающей их знание. Чему можно обучиться? Как приобрести необходимые знания и встать в ряды высокооплачиваемых профессионалов? Тысячам новичков в фотографии на протяжении многих лет помогает Академия фотографии под руководством Андрея Маристова. Сегодня он в гостях в моей студии и у аудитории ADVERTOLOGY.RU.

- Вы один из самых первых начали заниматься фотографическим образованием в России. - Серьезно, первый.

- До этого был только техникум при советской власти, который, по-моему, сгинул в небытие. - Когда я начал серьезно изучать историю образования в Советском Союзе, а затем в России, к величайшему сожалению оказалось, что у нас реально никогда не было системы фотографического образования. Широкое распространение фотографии началось в начале двадцатого века, и именно в этот период в России произошла целая череда различных катаклизмов, которые переключили общественное сознание и общественные интересы в сторону от фотографии.

- Ну, наверное, правильно будеть сказать, что не в сторону от фотографии, хрен с ней, а в сторону ото всех общечеловеческих ценностей.  - Да. Потому, что политические или политиканские ценности они были во главе угла, а все остальное... Зачем нам личность? Зачем? Нам не нужно этого! Периодически предпринимались попытки создания какой-то фотографической школы, но им всегда что-то мешало. То первая мировая война, то революция, то Великая отечественная, потом разруха. Фотография, как таковая, была не нужна.

- Ну была потребность в репортажной фотографии, надо было воспевать достижения социализма всеми способами, запечатлевать вехи истории, лица вождей. Появлялись талантливые фотографы и тогда. Эта потребность удовлетворялась теми людьми, которые приходили самостоятельно к вершинам мастерства. Помню великолепный портрет Ленина во всех учебниках. - У нас были великолепные фотографы. И сейчас есть великолепные фотографы, но скажем так, они были великолепными фотографами не благодаря системе, а вопреки системе. Что не одно и то же.

- Что касается образования, вообще, в узких специализациях и в специальных профессиях, то оно начало появляться только в самое последнее время.
- Но на Западе это было всегда. По той простой причине, что это было востребованно. Существовала индустрия, которая требовала подготовленных кадров. Я когда открывал Академию, довольно много ездил по Америке. Больше по Америке, чем по Европе. Изучал как вообще построена их система образования.

- То есть, западный опыт был использован? - Конечно! Было просто интересно. Я, например, с удивлением узнал, что в Америке существует более тысячи учебных заведений, где можно получить высшее фотографическое образование. Я когда услышал эту цифру, я чуть со стула не упал. Больше тысячи! Любой университет в штатах имеет какое-то отделение, связанное с фотографией. А количество фотографических курсов! Оно там неисчеслимо! Никто не знает, сколько их. Такой сильный интерес к фотографии существует не только как к профессии, но и как к хобби.

- Еще Лимонов писал, что в Америке самая распространенная профессия - это фотограф. Боюсь, такая же ситуация складывается и в России. Видимо, есть какое-то очарование в этой профессии, возможно, кажущаяся простота привлекает людей. Не знаю.
Сегодня очень много обеспеченных людей серьезно увлеклись фотографией, часто без больших творческих успехов, но они с поразительным упорстовом посвящают ей все свободное время. Как правило, дорогие камеры в России покупает именно этот класс пользователей фотографической техники. Кто у вас, в основном, приобретает вашу топовую модель задника PHASEONE P45? -
У нас, могу сказать, процентов тридцать купили любители. Но эти любители до такой степени неплохо фотографируют, что я сам этому удивляюсь. То есть, людям это дано.

- Фотографическим бизнесом вы начали заниматься еще ранее? - Лет двадцать назад.

- Вы были тоже одним из самых первых в этом направлении. - Мой фотографический бизнес начался с производства фотографических вспышек. Это было около двадцати лет назад. И мы были единственными, кто в нашей стране поставил это на профессиональную коммерческую основу.

- Я сама была потребителем ваших услуг. Предложения по продаже профессиональной фототехники, действительно, практически не существовало на тот момент. У вас было единственное место, где можно было купить фотографические фоны, софт-боксы, вспышки. Вы долгое время были полностью вовлечены в поставки фотооборудования и ее реализацию, сейчас, мне кажется, образование стало основной вашей деятельностью. Какие мотивации такого перепрофилирования? Материальные или вы хотели всю Россию одарить знанием. - Я думаю, что я достаточно прагматичный человек, и вот какими-то такими словами "одарить" не пользовался никогда. У меня были довольно практические устремления. Я много ездил. Я прилично знаю английский язык, и это мне очень помогло по той простой причине, что это большая степень свободы и это вызывает определенную степень доверия к тебе. Плюс, может быть, моя ментальность. Мне просто разговаривать с западными партнерами, мы довольно хорошо понимаем друг друга. И, собственно, мне было интересно, а где у них людей учат фотографии, кто их учит. Ситуация была такая, мне нужно было чем-то заниматься, потому что я уходил в какой-то момент с государственной службы. Была эта ниша, связанная с фотографией, которая мне казалась коммерчески привлекательной, эту нишу я постарался занять.

- А знание языка откуда? - Закончил спецшколу.

- КГБ что-ли? - Английскую. Таких школ в Москве в шестидесятые годы было довольно много, я одну из них закончил и был плохим учеником по языку, но у меня были хорошие учителя, они в меня за восемь лет язык вбили. Я тридцать лет им не пользовался, потом пришлось заговорить. Так я начал заниматься фотографическим бизнесем вообще. Но меня всегда удивляло и удручало, что люди, которые приходят ко мне, с ними очень трудно разговаривать, они вроде занимаются фотографией, но при этом их уровень подготовки довольно низкий. Приходилось бесконечно отвечать на примитивные вопросы. А что это такое? Это софт-бокс. А для чего он нужен? Простите, вы же фотограф.

- Вы имеете ввиду, приходили покупатели вашей фотоаппаратуры? - Приходили ко мне покупатели, с которыми нам приходилось достаточно много времени тратить на то, чтобы рисовать схемы света, объяснять что это такое, для чего это нужно. В конечном счете, это сильно надоело, и я подумал: может быть, все-таки их собрать в одном месте и начать их всему этому учить. Вот, собственно, и идея создания нашего учебного заведения. Одним из движущих факторов было то, что уровень знаний людей в области фотографии, профессиональной фотографии, был чрезвычайно слабым.

- Просто в тот момент, когда вы начали этим заниматься, как не было фотографического образования, так и не было традиции у фотографов организованно образовываться, все начинали самостоятельно и увидеть в этом коммерческие перспективы, мне кажеться, было сложно, я думаю, вас одолевали сомнения. И покупательская способность была  очень низкая в то время. Или не так? Сразу все пришли? - Пришли не все и не сразу.  Достаточно долго этот проект казался коммерчески неоправданным. Мы несколько раз кардинально меняли за десять лет концепцию школы. Но нужно было создавать грамотного потребителя  нашей техники, воспитывать фотографов, которые будут в свою очередь покупать то, что мы предлагаем.

- Я понимаю, но я думаю, что сейчас все коммерческие ваши выгоды напрямую идут от образования. Не от того, что кто-то закончил, а потом что-то купил. Сейчас ваш образовательный процесс эволюционировал и развился настолько и стал таким устойчивым бизнесом, что если у вас никто ничего не купит, то ваш образовательный процесс сам себя давно коммерчески оправдывает. Или студенты приходят на занятия, видят красивые игрушки и становятся их покупателями. - Изначально этот проект был комплексным. То есть, одним из побудительных мотивов было то, чтобы людей, проходящих в нашей академии обучение, подтолкнуть покупать у нас же. Есть еще один нюанс. Дело в том, что у этого процесса есть другая сторона, о которой мы раньше не задумывались, но потом мы на это дело посмотрели внимательно и спокойно, и поняли, что это хорошо для всего рынка. Дело в том, что то количество людей, довольно большое количество людей, которое через нас проходит, оно все равно покупает какую-то технику. Но совершенно не факт, что покупаeт ее у нас. Даже, скорее всего, процентов восемьдесят точно у нас не купит, по той простой причине, что у нас, может быть, техники для них и нет. Тот уровень, который мы занимаемся, он выше, чем их потребности. Но они все равно куда-то пойдут, в какой-то другой магазин. Это хорошо? Для индустрии это прекрасно! То есть, Академия фотографии - это один из элементов общей инфраструктуры, один из значимых и весомых элементов, которая рождает потребителя, покупателя для других участников рынка, даже для наших конкурентов. Что такое фоторынок? Фоторынок - это определенное количество сегментов: это продажа товаров, это лаборатории по обработке, это обучение, это журналы и газеты, это выставки, это рекламный рынок и т.д.. Если какого-то сегмента этой инфраструктуры нет, то она правильно работать не будет. Она будет давать сбои. Основная задача нашей группы компаний - было создание  такой инфраструктуры. Пятнадцать лет тому назад ее не было, а сейчас она есть. Мы прилично поработали в этом направлении. Создали крупнейшую  образовательную систему, создали компании, которые занимаются продажей и обслуживанием профессиональной техники. Их раньше тоже не было, мы были первыми. Выставок не было, сейчас проводятся выставки. Журналы и газеты... С ними проблем много, потому что у нас мало журналов, мало вообще фотопрессы. Это связано с определенным неверием в этот рынок со стороны  заинтересованных лиц во-первых и во-вторых, проблема в том, что наша страна очень протяженная и распространение этих газет и журналов  связано с большими затратами. Сейчас появился интернет. Это одна из сфер распространения информации. А еще одна большая проблема нашей страны в том, что ей всегда не хватает информации. Научиться фотографии было негде, литературы практически нет, между собой фотографы  общаются мало, языков они не знают, кроме как в Турцию и в Египет они никуда не ездят. В результате получается что? Что человек живет в своем ваккуме, в своем мирке, ничего не видя, не зная и т.д.. Распространение информации, я говорю о фотографии, очень важно, чтобы человек понял - надо ему это или не надо, хочется ему заниматься правильной фотографией или нет. Для этого мы развиваем Академию в регионах. Там еще больший вакуум в этом плане.

- Если говорить о журналах, то ни одного фотографического журнала в России практически нет вообще. Есть журналы о фотоаппаратах. А вот именно журнала о фотографии... - Я бы так не сказал. Все-таки журнал "ФОТО И ВИДЕО" частично, по своему, но неплохо рассказывает о фотографии.

- Журнал "VOGUE" - журнал о фотографии в большей степени, чем все остальные вместе взятые. Фотографическое наполнение - это прежде всего изображение.
- И на западе таких журналов немного.

- А что мне Запад? Я живу вот на этой улице и вот мой дом. Мой город не Чикаго и не Лондон. - Тем не менее, с точки зрения фотографии "ФОТО И ВИДЕО" хороший журнал о фотографии на рынке. Я люблю этот журнал.

- А я не говорю, что я его не люблю, тем более он, действительно, единственный, который дает хоть какие-то материалы о фотографии. - Там есть хорошие картинки, они прилично напечатаны. Мало того, эти картинки честные. Еще Дима Киян...

- Который сбежал в Америку. Шпион! - Все таки он честно встречался с фотографами, договаривался с ними, покупал их работы для издания.

- Он брал у меня интервью и, действительно, покупал изображения. Но теперь и я скажу про Запад. На тот момент у "ФОТО И ВИДЕО" были иностранные учредители, вот вам и порядки оттуда. Был бы владелец русским, то с фотографом отношения строились бы: скажи спасибо, что, вообще, о тебе пишем, для тебя это реклама. -
Да, этот журнал правильно построен. А профессионального фотографического журнала у нас нет по той простой причине, что наш профессиональный рынок, он бурлит, но он еще не сформирован так, как он сформирован на Западе.

- У нас много чего не сформировано так, как на Западе. У нас пенсии не сформированы так, чтобы каждый пенсионер мог жить достойно. Полстраны живут в нищете. Мы всегда будем говорить, что у нас вот это не сформировано, фотография не сформирована, что она где-то в хвосте, что она в начале пути. Так как вся страна у нас всегда в начале пути! И путь у нас какой-то свой. И у этого пути есть только начало. И мы в этом начале всегда и находимся. - У нас есть те люди, которые стоят во главе страны, которые должны заниматься этими ее проблемами, а мы будем заниматься одной из частей духовной жизни.

- Да, я не спорю. То, чем вы занимаетесь, это очень нужное дело. Образование это всегда благородная деятельность, вызывающая безусловное уважение. Благороднее, чем моя - активное участие в обмане покупателя. -
Совершенно не правильно, я совершенно так не считаю.

- Я так считаю. - Я думаю, что фотограф дает такую красивую иллюзию жизни или порой ему кажущейся красивой иллюзию какого-то мира или какого-то явления. Вопрос, это кому мешает?

- Если бы я выбирала профессию сегодня, это было бы занятие совсем иное. - Какое?

- Занятие, дающее прямое ощущение собственной пользы. Не иллюзию! Не возможность слюняво порассуждать, что я создаю красоту. От одного участкового милиционера пользы больше, чем от нескольких десятков фотографов. -
Я думаю, что люди, которые фотографируются здесь у тебя, они в основной массе с хорошим настроением уходят.

- Хорошее настроение клиента меня радует, но это не цель моей работы. За хорошим настроением пусть идут в цирк.
Задам основной вопрос. И он будет звучать не так: нужно ли образование фотографу? Образование нужно всем. Возможно ли с помощью образования сделать из каждого приходящего к вам студента фотографа? Можно ли научить его не пользоваться фотоаппаратом, светильниками, а научить быть фотографом? Сделать его фотографом. Сделать его художником. - Нет. Мне всегда было очень интересно ответить на этот вопрос самому. Можно ли человека научить фотографии или нельзя. Мое мнение - нельзя. Дело в том, что фотография не рождается в фотоаппарате, фотография не рождается в каком-то свето-теневом рисунке... Она рождается здесь, в голове! И либо она рождается, либо нет! Есть некоторые закономерности: если студент уже имеет художественное образование, то вероятность, что он будет хорошо фотографировать, действительно видеть фотографию, значительно выше, чем у людей, связанных с техническими дисциплинами.

- Ну, бывает по разному. Королев из какого-то НИИ выполз и начал сразу. Взял фотоаппарат в руки и пошел косить бабло. - Миша Королев, я его очень хорошо знаю, мы, вообще, хорошие друзья.

- Вот и скажите про него что-нибудь хорошее. Он, кстати, в последнюю встречу очень много говорил про необходимость образования, говорил, что сам хотел бы еще чему-нибудь научться в области фотографии. Эти слова звучат в поддержку вашего бизнеса. - В советские времена, в шестидесятые годы был такой спор между лириками и физиками. В эпоху оттепели это все было. Из этих технарей выросло такое количество творческих людей! Причем творческих людей как в своей профессии, в которой они имели диплом, так и в творческих специальностях.  Кстати, еще пять или семь лет назад я задумался, а почему к нам такое большое количество женщин идет?

- Да, уж. Я помню, еду на машине по Викторенко, вижу идет толпа малолетних девчушек очень хорошего вида и во главе хмурый Матвеев, не знаю, работает он еще у Вас или нет. А они вокруг него вьются. Я чуть в столб не въехала от зависти. Викторенко улица достаточно серая и грязная, а эти девочки с таким одухотворенным видом снимают непонятно даже что, с такими очумелыми лицами всматриваются... Я тоже осмотрелась, но ничего примечательного и красивого, кроме пестрой толпы этих девушек не увидела, пожала в крайнем удивлении плечами и поехала восвояси. - Я очень со многими людьми, с очень не глупыми людьми разговаривал на тему, а все-таки почему женщины хорошо фотографируют? Почему они видят хорошо фотографию? Отличия в строении головы, отличия в восприятии мира. Мужчина, как правило, видит все достаточно четко, он не поворачивает голову ни налево, ни направо, вот он видит перед собой цель, видит как ее достичь, он к ней и идет. Женщины смотрят по сторонам, их интересы, как правило, достаточно широки, поэтому они порой видят такие вещи, которых не видят мужчины.

- По-моему, широки у них не взгляды, а бедра, поэтому Вы в таких восторгах. -
В этом есть внимательность и не внимательность к деталям. В этом есть определенная проблема, когда женщина, к примеру, водит машину. Здесь, с одной стороны, надо сосредоточиться,  с другой, надо смотреть по сторонам. А получается все совершенно наоборот. В творчестве психология женская, женщина она, вообще, более творческая по своей сути. Другое дело, мы знаем большое количество мужских имен, фотографов известных и не сильно знаем женские имена. А это типичный сексизм.

- Идут годы. Вы, действительно, занимаетесь этим бизнесом около двадцати лет. Я видела Вас в самом начале Вашего пути. И вижу Вас сейчас. Вы внешне практически совершенно не изменились. Как была физиономия Маристова, так она без изменений и осталась. Единственное, тогда товарищ Маристов выглядел правильным советским человеком, теперь господин Маристов выглядит модным бизнесменом, таким правильным пацаном. -
Да, на шестом десятке я пацан!

- Одет весь в Армани! Вы выглядите не просто человеком из какого-то абстрактного бизнеса, а выглядите уже таким боссом из модной индустрии. А пройдет еще какое-то время... При такой эволюции к вам и вовсе на кривой козе не подъедешь.  - Жизнь не должна заканчиваться. Я понял одну простую вещь. В начале девяностых годов я ходил еще в галстуке, я ходил на работу в костюме. В конечном счете я понял, что это полный бред. Если ты разговариваешь с человеком, который к тебе приходит, то ты должен быть похожим на него. Как минимум! И думать примерно также как он, иначе вы друг друга не поймете. Я не видел ни одного фотографа в галстуке.

- Я видела разных фотографов. Каждый изощряется как может. - Но я таких не видел. Наверное, нет ни одного человека в этой стране, который бы знал больше фотографов, чем я. За двадцать то лет! Я только с ними и работал и работаю. Тысячи и тысячи!
- Не порьте настроение такими цифрами.?- Я не видел фотографов в галстуке. Это неправильно! Это творческая профессия. Я не говорю, что галстук плохо или костюм плохо. Но это очень похоже на униформу. Мне в пятьдесят лет моя семья ухо проколола. Не сам. Моя семья! Настояла, купила cерьгу и проколола. Носи, тебе идет, говорят.

- Выглядите вы шикарно! А я так и осталась советским человеком. Приедете через десять лет, я буду с палочкой или в инвалидном кресле, а у Вас в зубе будет брилиант сверкать и ботинки из крокодиловой кожи. Еще и на мою ногу с подагрой наступите и не заметите. - Завтра, кстати, иду на танцы.

- Заниматься? - Нашел хороший клуб.
- Где баб по-больше? - Понятное дело! Не с мужиками же танцевать. Надо держать себя в тонусе, любить жизнь, женщин любить, семью свою.
- К вам приходят люди, которые не смогут стать хорошими фотографами, как не учи. Но они продолжают обучение, оплачивая ваши образовательные услуги. Нет ли здесь такой же политики как в школах моделей. Приходите все! Денежки в кассу! Мы из вас сделаем звезд! Когда понятно, что этим девушкам надо, к примеру, срочно идти в бухгалтеры. Я сама иногда берусь за обучение учеников-одиночек, так сказать, по индивидуалной программе. Но я часто отказывала некоторым претендентам, если я не видела у них достаточной готовности погрузиться в этот процесс, не видела у них достаточной мотивации заниматься фотографией. Деньги  - да, у этих девушек были, мужик все оплатит, но если уверенности, что девушка хочет заниматься именно этим, у меня не было, я всегда отказывала и отказываю. К вам, кстати, в таких случаях отправляла и некоторые, я знаю, учились. Есть ли в этом некоторый обман? Учить тех, кто все равно фотографом стать не способен. - Дело в том, что мы никому не обещаем, что мы сделаем из них фотографов. Мы не делаем мастеров, мы учим ремеслу. Мастера сделать невозможно. Для этого нужно быть наделенным божественной искрой, видением,талантом.. От нас это не зависит. Поставить руку, научить ремеслу, технике, научить грамотно получать изображения, избегать каких-то ошибок... Но если человек еще обладает вот этой наделенностью, вот этой искрой, тогда с помощью Aкадемии она разовьется, мы обязательно поможем открыть это. Фотография - это творческая профессия, но в ней есть большое количество инструментов, при чем инструментов сложных. Этими инструментами нужно уметь пользоваться. Фотография состоит из технологий, суть которых надо знать и понимать. У человека мозги фотографические, художественные, но он не владеет инструментом, у него получается хороший результат, но этот результат, если бы он владел в совершенстве инструментами, был бы значительно лучше. Поэтому мы говорим: друзья, мы вам систематизируем те знания, которые у вас есть, потому что фотография это система, мы научим вас инструментам, и что самое важное, вы благодаря нам войдете в определенный фотографический социум. Потому что мы известные, потому что мы востребованые, потому что нам с утра до вечера звонят и спрашивают: нам нужны фотографы. Мы не обещаем никого трудоустроить, но если мы видим талантливых людей, то мы обязательно сами предложим их кандидатуры работодателю и заказчику. То есть, благодаря нашей системе, они попадают сразу в этот фотографический социум. Это довольно позитивный факт, особенно для людей не из этого круга. Плюс - у нас не церковно-приходская школа, где один преподаватель, у нас большое количество творческих дисциплин, которые мы читаем людям, чтобы они понимали, что такое фотография вообще, что такое история фотографии, что такое хорошо, что такое плохо. У нас на сегодняшний момент построена достаточно серьезная образовательная система. У нас человек может учиться, предположим, два года. Если человек хочет идти дальше, пожалуйста, он может развиваться и брать курсы по нарастающей. Приходят, предположим, студенты, или кто-то просто хочет научиться делать фотки для семьи, а в конечном счете из них получаются приличные фотографы и даже очень хорошие фотографы. Профессия фотографа не такая сладкая! Профессия фотографа непростая! И тем не менее, если человек устремлен, если у него есть определенное видение и понимание, что это такое, он может стать фотографом, хорошим модным и востребованным фотографом. Мы тысячам людей помогаем мозги в определенной степени сформировать в плане фотографии, помочь понять, какие инструменты существуют и как они работают. Это уже прекрасно! Тем более, что этих людей много. А сейчас мы начинаем очень активно развиваться в других городах, где потребность в таком обучении тоже очень велика. Мы стараемся поднять уровень понимания фотографии, понимания изображения. Дать людям работу. Высокооплачиваемую интересную работу. Это и есть наша миссия.

- Кто преподаватели? - Достаточно много преподавателей - это наши же выпускники, которых мы сами же и учили.

- Какая-то совсем замкнутая система, как производство грибов или кур. Круговорот! - Есть и практикующие фотографы. Но человек кроме того, что он должен уметь снимать, он должен уметь доносить до студента знания и свой опыт.

- У меня есть мнение, что если фотограф достаточно загружен и имеет работу, у него не будет возможности заниматься образовательной деятельностью за небольшие, я понимаю, деньги? Этот кадровый вопрос, я думаю, для вас очень важный - найти фотографа, чтобы он, действительно, был мастером. -
Фотографы высокого уровня у нас проводят мастер-классы. Для многих фотографов это, действительно, не заработок у нас, может, кризис среднего возраста у людей с большим опытом подталкивает их поделиться своими знаниями, оставить часть себя для других, для нового поколения. Поэтому мы не имеем недостатка в высокопрофессиональных фотографах. Нет такого человека, которого мы пригласили провести мастер-класс, а он отказался. Человеку талантливому, человеку известному, человеку понимающему и толковому, ему всегда будет интересно пообщаться с людьми, которым интересно его творчество.

- Я думаю, люди разные. Я уже говорила, я тоже, в принципе, предлагаю свои услуги, типа я вас по индивидуальной программе научу. Но я берусь за человека, когда он мне платит интересующие меня деньги. Я понимаю, что у вас это настоящий бизнес, когда на потоке учится много людей, что это совсем другие, в итоге, деньги. Я беру много, но у меня они учатся по одному. И это не бизнес. -
Это везде распространено, к известным фотографам всегда обращались люди, которые могли платить определенного уровня деньги. Это было и всегда будет. Другое дело, что не любой фотограф способен чему-то научить, далеко не любой. Достаточно часто эта история выглядит по-другому. К Локтеву всегда приходили ребята, ему нужны были ассистенты, они у него учились, а потом и сами  становились неплохими фотографами.

- Есть фотографы, которые могут работать с ассистентами, даже которые не могут не работать с ассистентами, это придает им статус, понты и прочее. Я не работаю с ассистентом, я приглашу на съемку любое количество человек, но если они будут необходимы. Если я еду в другой павильон, тогда, конечно, беру ассистента как рабочую физическую силу. Но мне тоже пару раз в месяц приходят письма от потенциальных бесплатных помощников разного качества и калибра. Но, во-первых, бесплатно мне никто не нужен, во-вторых, мой рабочий процесс настроен. Поэтому, никому не отвечаю. - Индивидуальные занятия с мастером, да еще с именем, это отдельная тема.

- Я видела вашу учебную программу на начальном этапе вашей деятелности, в ней много внимания уделялось техническим вопросам. "Заряжаем кассету форматной камеры". Это тема целого урока. -
Было такое, да.

- При быстрой эволюционировании цифровых технологий отпадает необходимость и в кассетах и в проявках, в экспометрии, все теперь смотрят на дисплей и кадров не жалеют. Наверное, приходится постоянно подстраиваться под новые реалии? -
Действительно, меняются требования жизни, учебная программа также меняется постоянно, меняется весь учебный процесс. Академия как раз и развивалась активно во время перехода с пленки на цифру, и это было достаточно сложное время. Это и радикальное изменение фотографических ментальностей, и настоящая революция в технологиях.

- Разговоры о цифре между фотографами начались очень давно, еще до появления серьезных камер на рынке. Я никогда не принимала участия в таких беседах, и перешла на цифру неожиданно. В руки попал хороший комлект на базе Роллейфлекса и Phase One, я поняла, что это то, что нужно на сегодняшний день, и купила такой же комплект практически сразу. Цифровые технологии это действительно уже сегодняшний день. И это будущее. - Мы первые начали обучать цифровой фотографии, и мы первые начали обучать пользоваться цифровыми задниками. Другая проблема, когда я цифровой задник, которым снимал наш студент, поймал почти на полу, а стоит он почти миллион рублей. Я тогда даже прервал практическое обучение цифре в среднем формате, оставив его лишь на мастер-классах. Сейчас возвращаем опять. Цифровым технологиям у нас, конечно, уделяется огромное внимание, мы следим за всем, что появляется на рынке. Я первый привез цифровой задник Phase One в Россию, это было восемь лет назад. Первые два года мне говорили: ты что идиот, кто их купит за такие деньги?

- Но цифровые задники это все-таки до сих пор, наверное, сложная тема? Нет устойчивой прослойки фотографов, готовых и способных потратить такую сумму на такое средство производства. Их единицы пока, которые покупают. -
Мы сейчас много их сдаем в аренду.
- И берут? Я знаю, что аренда с камерой и с оптикой, да еще компьютер впридачу - выходит штукарь. Я сама сдаю камеру в аренду. - Постоянно берут. Купить, действительно, могут единицы, поэтому берут в аренду.

- Вернемся к преподавателям тире фотографам, обучающих ваших студентов. Стоимость современной цифровой камеры для рекламы - десятки тысяч евро. Вы сами занимаетесь реализацией цифровых задников Phase One, а ее топовая модель стоит около миллиона рублей и это без фотокамеры и оптики. Не все фотографы имеют возможность приобрести такую технику, и, я думаю, фотографы, преподающие у вас, тоже не все имеют ее, а значит не имеют того опыта, который они могли бы передать будущим фотографам. Те, кто у вас учится, они будут работать не вчера и сегодня, а завтра в будущем. Им этот опыт необходим. Что делать? Как научить пользоваться такой дорогой техникой, когда нет профессиональных пользователей, которые могут поделиться своим опытом. Цифровая фотография может быть разной. Если купить Canon, то можно разобраться с этой камерой самостоятельно, посидеть полчаса, и все будет понятно. Тыр-пыр и все работает. У меня были 5D и Mark2, я даже инструкции к ним не доставала из коробки. Я продала их через месяц после покупки, это не камеры для коммерческой рекламной съемки. Для обращения с некоторой серьезной техникой необходимы и знания и опыт профессионального пользователя. Я сама это поняла недавно, приобретя матрицу SINAR eMotion75. С этим задником оказалось все очень не просто. Сложное програмное обеспечение, компьютер просто не видит файлы без него. Файл до конвертации выглядит не самым лучшим образом, не каждому клиенту можно его показать без пояснительного комментария. Кроме того, существуют разные варианты конвертации. Есть разные тонкости: по каким шкалам лучше калибровать в разных условиях освещенности, что  такое white reference, black reference, эти понятия звучат иначе, чем в фотошопе и т.д.. Я сама столкнулась с необходимостью этой информацией обладать, иначе просто невозможно работать. И источников, откуда можно подчерпнуть такую информацию, очень мало, их практически нет. Сахаров в совершенстве овладел Синаром, голова светлая в техническом плане, и фотограф хороший, но он в Ленинграде. Даже после небольшого общения с ним я получила очень много информации. Слава Богу, мой же ученик знает все об этих матрицах, он пользователь этой техники. Теперь он проводит со мной уроки. Так вот, где взять преподавателя, способного донести эту актуальную информацию, если таких реальных пользователей в российской природе почти нет? - Эту ситуацию мы решаем иначе. У нас есть  люди, которые был вовлечены в работу с цифровыми задниками, они учились и работали в нашей компании, проходили стажировку за рубежом, они были вовлечены в процесс изучения этой техники и поэтому они ее достаточно хорошо знают. Сейчас они, как правило, являются либо ассистентами, либо консультантами, которые так или иначе связаны с продакшн компаниями. И когда этой компании нужен определенного рода файл, и они знают, что его можно получить при помощи определенной техники, но нанимаемый фотограф ее не имеет, то они просто берут эту технику у нас и ее сопровождает вот такой цифровой ассистент, который настраивает систему, камеру, работает с файлами, фотографу остается снимать и решать чисто художественные задачи. Эти услуги мы предоставляем. Эти ассистенты имеют большой опыт в пользовании цифровыми задниками, некоторые преподают у нас. И у нас на работу не принимаются преподаватели, которые не знают в хорошем объеме цифровую фотографию.

- Кстати, хочу сказать про ваши задники Phase One, которые вы продаете. Они очень просты в использовании, очень качественное изображение, и это изображение дается без всяких дополнительных усилий. Удобное программное обеспечение, одно из лучших, оно обычно имеется сейчас практически в каждом рекламном агентстве и файлы с задника Phase One часто просят отдать просто в RAW формате, тем более и Photoshop их тоже открывает. Картинки в RAW формате открываются уже очень приличного качества, с хорошей цветопередачей, с правильным контрастом, то есть, имеет очень приличный вид, с удительной резкостью, особенно после перевода в TIFF. Вообще, нет никакой размыленности, характерной для цифрового изображения. Ночью при сложных условиях освещенности нет никакого шума. В общем, пятерка вашему товару. - Мерси, я могу объяснить в чем тут дело. Существует на рынке некоторое количество софта для цифровой фотографии и у каждого свои производители. Идеология  Capture One  изначально строилась на том, что ее потребители не будут крупными специалистами в области софта и в области компьютеров, по той простой причине, что фотографу нужно во время съемки сосредатачиваться на других вещах. Phase One является монокомпанией, она ничего кроме цифровых задников и ничего кроме софта  не делает, но занимается этим очень давно. С самого начала было поставлено техническое задание разработчикам: софт должен быть фотографу понятен. Он не должен иметь каких-то безумно сложных алгоритмов калибровки.

- Но и само изображение имеет другую идеологию. У Phase One оно готово к комфортному просмотру, но при этом, возможно, теряется часть информации в тенях от приятного для глаза контраста. Sinar дает совершенно тухлое изображение, но с точки зрения математики, содержащее большее количество информации. Кому что. У меня два этих задника. Работая с Phase One, я получаю удовольствие. С Синаром удовольствия пока никакого получить не могу. - По поводу Синара, он в цифровом мире, вообще- то, уже рядом не стоит с Phase One.

- Не надо меня расстраивать, я его уже купила. И это Вы уже загнули! - Самое интересное, что мы, вообще, ушли от вопроса преподавания.

- А это по-русски, пришли потрепались, если не сказать точнее, и разошлись. - На самом деле, у художника есть инструмент, и понятно, что кисточка беличья лучше, чем заячья и т.д.. Есть инструмент, есть кисть, и не принципиально на что снимать, принципиально как снимать.
- На рынке появилось очень много фотографических школ, много фотографов, не способных заработать на коммерческих съемках, пытаются заработать таким образом. Вы, как и фотографы, которых стало очень много, а конкуренция среди них зашкаливает, тоже, вероятно, конкуренцию испытываете в своей части рынка??- Я не могу сказать, что конкуренция нас совсем не касается, наоборот, мы даже рады этому, по той простой причине, что она нас держит в хорошем тонусе. Мы постоянно что-то придумываем. Но существующая конкуренция нам также немножко скучна по той простой причине, что все люди, которые открывают образовательный бизнес, они просто тупо копируют все, что сделали уже мы, и просто ставят ниже цены. Мы никогда не опускаемся в ценовой политике потому, что мы считаем, что если ты что-то делаешь хорошо, это должно стоить соответственно. Это первое. Второе: у нас очень широкий выбор возможностей, очень большое количество групп, в силу того, что в Москве стало очень сложно передвигаться, мы открываем филиалы по всему городу, чтобы людям было удобно, особенно, если они занимаются вечером. Таких студентов, которые приходят учиться после работы, много. С нами сотрудничают, проводят у нас обучение и мастер-классы лучшие фотографы России. У нас высокая техническая оснащенность, у нас очень большой опыт в плане методологии. И мы единственная школа, которая честно имеет лицензию на образование. Все остальные занимаются образованием, вообще-то, нарушая закон. Мы даем системные знания, если наши студенты, хорошо работают, имеют имена, имеют  хорошее портфолио, то это значительно лучше для них, чем, может быть, самый золотой диплом о высшем образовании.

- Портфолио ваших учеников - это по сути ваше портфолио. Кто ваши ученики? Есть выпускники, которыми вы гордитесь? - Выпускников  много! Среди них, конечно, есть люди, которыми мы можем гордиться. Есть такой Дима Журавлев, по телевизору его часто показывают, это сейчас ну очень модный фотограф в Москве! Много снимает для обложек, больше даже, чем Локтев. У Журавлева с Глыниным один агент. Сережа Копытин, Васильчиков...

- А где же ваши девушки, которых Вы воспевали и говорили какие они талантливые? - Ольга Лавренкова, Света Седых... Ну все-таки на профессиональные курсы идут больше мужчин, женщины обычно идут на начальные курсы, чтобы научиться фотографировать своих детей, собачек, цветочки.

- В общем, бабы опять дуры? - Нет, но мужчины умеют себя преподнести, напустить важности. Много талантливых выпускников и среди мужчин и среди девушек. Открываешь любой модный журнал, и там на страницах наши выпускники, их работы. Приятно!

- Работы Лавренковой мне попадались на глаза. На что я обратила внимание, они очень профессиональны и техничны - правильный свет и т.д.. То есть, обладают теми качествами, которыми обычно гордяться уже немолодые фотографы, что вот как мы все промеряно, как все подсвечано, что здесь двенадцать вспышек... А тут молодая девчушка выдает коленцем не хуже. Очень хорошие фотографии. - Это те люди, которые вышли три года назад. Самое интересное,  пришли с нуля. Гарик Сукачев привел своего сына лет пять назад. Это был самый молодой ученик, ему тогда было четырнадцать, не могли отказать. Он сейчас в Лондоне учится на фотографическом отделении. Конечно, в силу того, что многие  ребята вышли от нас четыре-пять лет назад, они талантливые, но пока еще не звучат для рынка так, как, к примеру, Королев. Ничего, зазвучат!

Вы одни из первых пришли в фотографический бизнес, одни из первых занялись подготовкой професиональных фотографов и стали одними из Первых на этом поприще, были и остались лучшими! Хочу сказать, вполне заслуженно.

Ольга Фомина
Advertology.Ru
26.02.2008