Михаил Королев. Автопортрет.
Первое место – источник тяжелых неврозов или сладкого удовлетворения


Любой человек творческой профессии имеет отношение к очень притягательным понятиям - "первый", "первое место", "лучший"... Всего лишь один человек  его занимает, часть истерично убеждена, что она его занимает тоже, остальные стремятся или его занять или хотя бы набрать достаточных оснований, чтобы овладеть этой иллюзией, что они первые.
Ольга Фомина

При этом существует и условность этих понятий. "Первый", "Второй", "Третий" - это все равно лучшие, и одну и ту же работу они выполнят по-разному, но хорошо. И "Третий" или даже "Пятый" может часто опережать "Первого". То есть, не только профессиональные качества выталкивают в сливочно-ванильную поверхность гениального "Первого". Что для этого необходимо еще? В гостях, у Advertology.Ru в моей студии находится Михаил Королев. Сипловатый, глянцево-лысый и модно одетый.

 

Редакцией удалено: из слов автора 53 нецензурных выражения, ?из слов Михаила Королева 52 нецензурных выражения.

- Миша, сегодня куда не плюнь, все первые, вероятно, эпидемия мании величия охватила армию фотографов, и другие слои творческого населения. На своем сайте я сообщаю о том же самом: "Я лучшая!" И точка! Кого-то осеняет назвать себя культовым. Это такой «финт ушами». При том, что по определению это место занимает всегда один человек. А сегодня увидела сайт: "Добро пожаловать на официальный сайт первой профессиональной фотостудии в Москве. Стоимость съемки от 5000 рублей" Что случилось в этом мире? Где скромность? Где честность? Где, в конце концов, адекватность и психическое здоровье?

- Может быть, и стало больше хороших фотографов. Но пока я не вижу человека, который сделал бы какой-то преворот. Все так... достаточно умеренно, все на хорошем уровне, все это мы уже не раз видели, нет никого, кто сделал что-то новое, какого-то пионера, нет яркого имени. Все имена, которые сейчас на слуху, это, скорее, всего пиар.

- При всем условном значении этого понятия "Первый", при том, что с натяжкой и с оговорками можно на это место запихнуть не один десяток людей, если бы в моих руках оказался приз со званием "Первый", я с уверенностью и с большим удовольствием вручила бы его тебе. Я уверена, достаточно людей, работающих в рекламе, поддержат меня, а также убеждена, что ни один фотограф не просто не согласен со мной, а уже ненавидит меня за эти утверждения. Для этого еще раз повторюсь. Я фотограф, который много снимает, причем часто тех же самых клиентов, заявляю: Миша - ты первый, ты лучший, ты легендарный.

- Это и есть тот самый приз, который я получил. Твои слова. Спасибо, от тебя втройне приятно это слышать.

- Кстати, денежный приз я бы торжественно, конечно, оставила бы собственной персоне.

- Я преисполнился важности. И готов ответить на вопрос - что такое быть первым. Но придется отвечать с оговорками и оглядкой на нынешнее положение вещей. Чтобы быть первым, нужно чем-то жертвовать, не бывает такого таланта, который позволяет легко жить, легко работать. Это не значит сидеть ночами и задницей все брать, Боже упаси. Каждый выбирает сам, чем ему надо жертвовать. Наверное, чтобы всех обогнать, нужно какую-то часть своих сил откуда-то забрать и вложить ее как патрон в свое дело, в котором ты хочешь быть впереди. Это такая классическая схема. Может быть, на сегодняшний день она не совсем работает, может быть, надо сегодня не часть сил, а часть денег вытащить и найти какого-нибудь продюсера или пиарщика, который будет тебя раскручивать и продавать. На сегодняшний день эта схема работать будет лучше.

- Она работает часто у девушек, имеющих богатых мужей или родителей и неожиданно решивших стать фотографами. Ресурсы большие, тут тебе и пиар, и техника, и студии. Но и среди этих девешек могут быть одаренные личности.

- Если в 90-х годах снимать по-западному было очень круто, то сейчас это никак. Мы уже срослись достаточно с Европой в этом смысле, и сейчас снимать просто по-западному это вполне нормально. Нет уже ни западного, ни восточного. Есть хорошие фотографии, и плохие. Мне кажется, мир развивается по синусоиде. Сейчас, на мой взгляд, волна идет вниз. Сейчас... А возможно через год-другой она пойдет вверх. Я этого жду. Но сегодня, я это рассматриваю как провисание волны. Поэтому, никому не нужны гений или мастер. Востребованы люди, которые делают себя правильным пиаром. Востребованы как-бы звезды. И это не обязательно супер-танцор, супер-певица, супер-фотограф. Звезда - это человек, который правильно себя пропиарил, которого все знают, которого показывают в телевизоре. Но через год другой волна может пойти вверх. Я думаю, этого ждут все нормальные люди. Для меня это такое провисание синусоиды, по которой развивается мир. Мир сейчас на данный момент, мне представляется таким гипермаркетом, с такими товарами... с пирожками сраными, Но завтра, я уверен, он пойдет вверх и все будет по-другому. Мир не может находится в одном состоянии

- Ты описываешь общую ситуацию. Есть какие-то общие закономерности, они, конечно, играют свою роль. Но "первым" все-таки оказываются по каким-то неведомым причинам. Почему ты? Если о тебе заходит речь, это всегда с придыханием. Так почему так произошло: случай, умение общаться? Есть другие фотографы, снимающие тоже ого-го как, имеющие и студии, и заказчиков.

- Ну... первыми многие себя считают, и, может, они таковыми и являются. И 15 минут славы, как Энди Уорхол обещал, будут у каждого, должны быть у каждого. Важно во времени пронести это долго. Для меня тот же Энди Уорхол, всемирнопризнанный гений...

- Энди Уорхол - действительно гений великого обмана, гений как себя продать. Продать себя, не имея ничего... На ум приходит Боря Моисеев. Несмотря на отсутствие видимых глазу талантов, он популярный артист. Штамп: "Продано!"

- Уорхол - зачинатель новой системы отношений, он первый так всех задурил! Ну, еще "Черный квадрат" Малевича.

- "Черный квадрат" - это скользкая тема, произведение давно перешедшее в разряд классики. Плохо скажешь, с потрохами сожрут.

- Это гениальная вещь, но второго "квадрата" быть не может. Многие, которые считают себя первыми, они по второму разу продают "черный квадрат". Время всех рассудит. Есть всякие успешные имена сейчас, есть очень хорошие, но многие из них вторичны. Поэтому на поле фотографии я ничего не вижу, что было бы взрывным, шокирующим, новым, интересным. Все очень аккуратны, грамотны, все очень по-западном и очень скучно. Для меня фотография - это сам процесс, я люблю когда модель, если снимается модель, что-то предлагает. Если что-то мне говорит стилист, мне это тоже интересно. И когда мы складываем свои усилия, тогда этот процесс становится волшебным. Я очень люблю приток ко мне извне. А вся рекламная фотография - это просто бонус. Есть имя и репутация, и чтобы не обосраться, не потерять свое место в рекламном агентстве, менеджеры, арт-директора из этих агентств приходят ко мне, потому что я себя показал человеком, который никогда не проваливает никаких проектов. Хотя на самом деле, иногда кажется, что девять из десяти рекламных проектов не требуют никакого сверхестественного умения от фотографа.

 

- Да, согласна. Приходят клиентки, бывают с ними отношения? Я, имею ввиду, романы? Ты говоришь, нужны впечатления. А если тобой увлечется клиентка?

- Это не очень связано с фотографическим результатом.

- Это связано с кругом общения, а работа наша - это круг общения, тем более, мы проводим в работе большую часть времени, где это и может только произойти.

- Все бывает в жизни, но тут нужно возбуждение другого рода, чтобы хорошо снимать.

- А если клиент наоборот не нравится, раздражает и ты его ненавидишь.

- Злость - это лучший возбудитель для съемки, нежели даже, чем секс. Потому что злость дает смелость. Сразу отметаются ненужные комплиментарные подходы, и смелость, которая появляется от злости, очень часто позволяет достичь очень хорошего результата. А вот сексуальное влечение, наоборот, отвлекает...

- Мне негативное отношение вряд ли помогает снимать, находишься в состоянии раздражения... Нет, не помогает.

- Злость даже не к моделям, а к группе рабочей иногда помогает.

- Тоже не помогает.

- Я поймал себя на мысли сейчас, что за 15 лет занятий фотографией у меня изменились сексуальные отношения ...

- К женщинам? Бедный Миша!

- Дослушай. Просто сегка сместились акценты. От беспокойства по поводу любой модели, делающей стандартно-сексуально-призывное лицо, я давно перешел к увлечению и восхищению моделями, которые умеют работать по настоящему, а не являются заложницами одного приема.

 

- То есть, ты любишь за талант.

- Да. Талантливый человек и в любви, между прочим, талантлив.

- По-моему, ты намекаешь на себя. А хорошо снимается модель-мужчина? И такой он весь талантливый...

- Мужчина, который позоляет достигнуть хорошего результата и хорошо снимается, меня возбуждает, но не больше, чем новый объектив или новый фонарь для съемки.

- Хочу сказать, пускай все эти возбуждения с одаренными девушками положительно влияют на твои отношения с женой. Приходишь домой весь такой возбужденный и хрен с ней с работой. И лучший результат и на работе, и дома.

- Фотограф, который снимает, не мне тебе рассказывать, молодых и красивых моделей, конечно, имеет какие-то побочные явления и осложнения в головном мозге. Но мы с ними боремся. И я хочу напомнить, я давно в счастливом браке, и вся моя описываемая любовь - это отношения через очень толстые стекла объектива. Очень стерильно!

- Давай продолжим. Ты пытаешься мыслить широко, стараешься обобщить. А я хочу услышать конкретное. Ты считаешь хороших фотографов мало, молодых талантливых фотографов мало...

- В России очень мало.

- Это твое мнение, не мое. Я так не считаю. Может быть, в нашей стране нет традиции хорошо работать, но хорошие люди, плохие; красивые, не красивые; талантливые и бездарные - они есть везде, как в Америке, так и Урюпинске, они рождаются повсеместно. Другое дело, везде существуют разные условия для того, чтобы этим талантам проявиться и развиться. У нас, может быть, они более умеренные, чем в какой-либо другой стране, где есть традиция хорошо работать.

- Это касается только фотографии, здесь мало ярких молодых имен. Ведь, к примеру, кино. Была отличная школа в России, кино было независимо от денег...

- Но при всем при этом, при всей глобальной коммерциализации все равно появляются хорошие фильмы, и это как раз подтверждает мое убеждение, что талантливые люди рождаются независимо от места и времени. И кстати, хочется сказать, что личность художника, это "что-то и нечто", что делает его художником, не совсем впрямую связано с его общечеловеческими качествами. Возьмем двух братьев: Михалкова и Кончаловского. Личность Кончаловского интересна, он обаятялен, вызывает ощущение, что все им созданное будет иметь ту тонкость и всезнание жизни, которую он излучает. И личность Михалкова, мне неприятную, склонную к хроническому пресмыканию... При всем при этом, я горжусь Михалковым. Он гениальный творец, он талантливый артист и режиссер.

- Согласен. Но гений не должен быть душкой, скорее всего...

- Он может быть каким угодно. Но пресмыкающимся?!... Был Ельцин - я друг Ельцина, Путин - я друг Путина, вот уже нарисовался третий друг. Личность художника представляется мне свободной.

- Если бы не микрофон, я бы добавил и рассказал, что думаю об этом.

- Михалкову пожелаем «Оскара», он уже номинирован. Ладно, вернемся к нашей теме. Я не согласна с тобой, фотографов обладающими хорошими или даже выдающимися профессиональными качествами достаточно, я считаю новые имена всплывают и появляются. К примеру, я полгода назад увидела на одной выставке работы Кати Белкиной. Правда, это не фотография в чистом виде, но ее имя пришло в голову в данный момент. Увидела на выставке, затем увидела в интернете. Великолепные работы! Я не восторженная идиотка, но я умею получать какие-то особые ощущения от искусства, от увиденного вообще. И Белкина, точнее, ее работы... я смотрю на них и во мне рождаются эти ощущения. Правда, я ее привела, как пример молодого фотографа, может, она уже бабушка. Но воображение рисует ее молодой классной телкой. Ты говорил про опыт, ты снимаешь уже двадцать лет или сколько...

- Пятнадцать. А я хочу закончить про кино... Его могут делать и молодые и немолодые, потому что школа была. А в фотографии школы не было, нет русской фотошколы. Нет, почти нет русской фотографии. Был Родченко. Но это когда было? Кто еще? Был Гинзбург. Огромный провал во времени.

 

- Рахманова надо назвать ради уважения. Значительная часть прошлого века: номер один в России - это Николай Рахманов. Но разные времена - разные цели. Они снимали одно, ты другое. Рахманова время сделало тем, кем он является. По сути, он как и ты, коммерческий фотограф. Он снимал тоже на заказ.

Творческая профессия предполагает колебания, спады и взлеты, и соответствующие эмоциональные состояния. Мы сейчас говорим о фотографах, но это присуще представителям любой творческой профессии, и чем более она публична, чем более она на виду, тем острее эти переживаня. Я понимаю, что ты встаешь утром и это у тебя не первая мысль на завтрак "я первый". Но ты же ощущаешь профессиональное и человеческое уважение к себе, можешь назвать высокие суммы гонораров, в твоей жизни присутствуют атрибуты твоей позиции на этом поприще. И на фоне этого периодически происходят спады, когда работы становится меньше, когда одолевают мысли, что возраст идет, и что неизвестно, что будет в преклонном возрасте.

- У любого человека есть страх перед будущим, у меня он тоже есть. Бывали кризисы, кризисы со всеми происходят. Я freelancer, и пока я не выстроил дополнительной защитной какой-то схемы, мне бывает неспокойно.

- Я в этом отношении по-хорошему завидую Локтеву. Создал крепкий бизнес и теперь может выбирать, снимать ему или не снимать. Или если даже никто к нему не будет обращаться, проживет и так. Он может себе позволить расслабленность.

- Но если есть такой запасной обход...

- То нет такой остроты, ты хочешь сказать.

- Да. Я нахожусь в состоянии постоянного стресса, честно скажу, и это не зависит сейчас уже от того, насколько я первый или среди первых. Я уже получил достаточную порцию славы, не могу сказать, что я наелся, но это для меня не вопрос №1. Я знаю, что я далеко не в конце... Хотя я считаю себя все равно первым, конечно. У меня стресс от того, что у меня огромное количество несделанных дел. У меня книжка, которую я не могу закончить...еще проекты...

- Ты пишешь?

- Не пишу. Это фотографический альбом, в котором будут все мои самые лучшие модели, все, кого я снимал.

?

- Положение первого неизбежно вызывает зависть коллег. Опять же по причине, что все считают себя первыми и не хотят мириться с мыслью, что это место занимают не они. Я никогда не забуду, когда еще я была в гильдии рекламных фотографов, а это обеспечивало некоторое внутрицеховое общение, я помню, как мне периодически звонили некоторые наши коллеги с самыми безумными обвинениями в твой адрес: и то, что та вот фотография - плагиат у Ньютона, и что Королев уже сам не снимает, а работает его ассистент. И звонили зачастую хорошие фотографы, у которых казалось бы все хорошо. Зависть тебя смущает? Бьет по морде? Оскорбляет? Или стараешься ее не замечать?

- Есть даже заказчики, которые от меня отвернулись по этой причине, от зависти. После некоторых моих материальных успехов, пара клиентов, находящихся со мной вроде в дружеских отношениях, не смогла этого пережить.

- Заказчики - это редкий случай. С заказчиками бывает, мне кажется, такое: если ты начинаешь себя проявлять в других областях, и выходишь за границы своего поля и делаешь это успешно, то зависть очень возможна. У меня была пара неприятных подобных случаев. А есть ли люди, которым ты завидуешь? Смотришь на коллег и думаешь, вот блин, бабло закалачивают! При чем, как я уже говорила, фотографов одаренных, я считаю, появилось много, но часто просто мастеровые и добротные ребята выбиваются вперед за счет каких-то других качеств. И чем дальше, тем таких людей будет больше. И жизнь, и твоя и моя, проще от этого не станет. У тебя есть в данный момент большой пирог, ты еле обхватил его руками, а чужие руки тянутся, отрывают его по куску, ты бьешь по ним, отгоняешь, а уже снизу коловоротом в столе проделали дыру, и весь твой пирог сожрали.

- Пирог - моя терминология. Не завидую. И чужая зависть меня не очень беспокоит, она мне даже лестна, я к ней привык. Поговорим лучше о неврозах, об успехе скучно. Самый большой стресс у меня - не получается жить гармонично, как я себе это представляю.

- Ну, это скорее всего может быть возрастной кризис. Я с какого-то момента тоже испытываю кризис среднего возраста. С одной стороны, ощущение зрелости, с другой стороны, ощущение надежды невозможно без очень серьезных оснований. На все смотришь трезво и прагматично. Очень много неудовлетворенностей и работой тоже. Ее бесполезностью для общества, относительно многих других профессий.

- Ну это тоже, конечно. Я понимаю это хорошо. Есть слабое утешение, что я умею делать женщин красивыми и это тоже нужно. Хотя, конечно, медсестра больному нужней.

- Когда ты получаешь самое острое удовлетворение? Дима Билан выходит на сцену и получает кайф, драйв, энергию от зрителя. У фотографа контакт со зрителем происходит лишь на выставке.

- Я получаю удовлетворение, когда мне нравятся те фотографии, которые я сделал. Меня в меньшей степени волнует мнение заказчика, клиента и т.д.. Я получил результат, который меня заводит - это мой фотографический оргазм. Это моя цель в работе.

- Приходишь на собственную выставку, испытываешь кайф?

- Когда все внимание сосредоточено на тебе, это, конечно, лестно. Хотя, в персональной выставке есть какой-то самостриптиз. К тому же, такие мероприятия хлопотны, требуют больших временных затрат. А самая большая проблема, это нехватка времени. Часто приходиться работать днем и ночью и нет времени вообще на жизнь. Ни почитать ничего, ни посмотреть. Только никого не подвести, успеть. И это выходит такая странная жизнь на износ. И в эти моменты в бытовом понимании жизни нет.

 

- Ну съемки - это деньги. Возможность приобретения материальных благ не компенсирует этого? И жена у тебя есть, это, вероятно, поддержка?

- Она вместе с сыном видит мой затылок, как я сижу за компьютером. А когда работы мало...

- Тогда не знаешь куда себя деть.

- У меня полно недоделанных проектов, но в эти моменты они как-то плохо делаются. Потому что, конечно, начинается беспокойство. Мне перестали звонить? Что будет завтра? Время затишья, которое бывает редко, я не всегда умею проводить плодотворно, правильно выстроить свой график и наслаждаться отдыхом. Жду, когда опять навалиться куча проектов, что бы не было времени думать ни о чем другом. Наверно это мой спорт.

- Как бы ты хотел умереть?

- Ну...

- Ты должен ответить, как Хельмут Ньютон, разбиться на красном Феррари. А все фотографы завизжали бы, у Королева плагиат, он захотел умереть как Ньютон!

- Я же не выпускник «Фабрики звезд», чтобы думать о такой фигне! Я бы хотел умереть как можно позже, внезапно, никого не огорчив.

- Надо тогда утонуть, чтобы не нашли труп.

- Нет. Утонуть не хочу.

- Броситься в прорубь спасать утопающего ребенка, вытолкнуть его на кромку льда и обязательно после этого утонуть. Все скажут, во как! Не только голых теток мог снимать.

- Я, далеко не только голых теток снимаю. А о смерти думать неинтересно! Но если такое случится, пусть это произойдет вдруг, легко и вызовет минимум огорчения для всех. И хорошо бы на моих похоронах была какая-нибудь веселая, а не унылая, душераздирающая музыка. Пусть это будет весело, по-негритянски, в джазовом таком варианте.

- В общем, ты человек с неврозами, но со всех сторон оптимист. И не злобливый, и семьянин хороший. Хороший портрет лучшего российского фотографа!